ixtrem (ixtrem) wrote,
ixtrem
ixtrem

Что-то вспомнилось...

1992 год. Ноябрь...
Промозглая погода с пронизывающим ветром и каким-то колючим злым снегом. Мне двенадцать лет, рядом мама и папа и я еще толком не понимаю, что одна жизнь закончилась и началась совсем другая.
В прошлой жизни мы жили в просторной квартире в новом спальном районе Риги. Я ходил в лицей в ста метрах от дома. Там же учился играть на аккордеоне и играл в большой теннис в юниорах. Концерты, соревнования... Первая школьная любовь... Кристина... Коза оказалась редкостная. Потому была заменена на другую первую любовь, более снисходительную... Эвелина... Дочка какого-то латышского дипломата, не хухры-мухры... Сосед, Колян, сын помощника капитана торгового судна, ходившего в загранку - лепший кореш, с которым с лет примерно трех, когда мы въехали из общежития Министерства Легкой Промышленности Латвийской ССР в эти хоромы в двух шагах от березовой рощи и в километре от огромного соснового бора, и до самого отъезда, мы столько всего перенатворили - что расскажи я это даже сейчас все бате, он уши бы и мне сегодняшнему, 35 летнему, надрал бы.

Вот этот новый дом недавно построили, как и тот, который справа. Тот в 2000х строился. На их месте была наша пацанская березовая роща. Без всяких дорожек-тропинок - просто роща. От дома до дороги. Площадью с пару-тройку футбольных полей. Хотя, может, нам это так казалось, мелким... А вот тот дом, с круглыми окнами лестничных клеток - мой бывший. 5 этаж, квартира 55. Окна выходили на другую сторону. А на дверь, чтобы я не забыл квартиру, мама наклеила слоника на велосипеде с открытки.
Мы сбегали вдвоем с Коляном, восьмилетними пацанами, когда пешком, когда на великах, в Бикирниеки, на гоночную трассу и из леса, через сетку забора, смотрели, как с ревом носятся гоночные Волги и Москвичи, иногда "копейки".

И с нетерпением ждали, когда случится самое интересное - вылет, авария или просто на обгоне в повороте столкнутся. А коль скоро нам был доступен только ограниченный участок трассы у поворота, ибо кто ж нас мелких на автодром пустит, то шансы застать аварию были такие же, как встретить в 1988 году на улицах Риги настоящего гея.

За каждый зафиксированный родителями факт посещения трассы Бикирниеки я получал регулярно. Колян, как сын моряка, которого дома не бывало по полгода, был предоставлен более-менее сам себе, посему получал от матери исключительно за особо злостные нарушения общественного порядка. Например, когда нас спалила моя мама за первым опытом курения. Кстати, сигареты тогда продавались в магазине "Союзпечать" вместе с жвачками и прочими недоступными на территории Большой Страны товарами вроде Киндер-Сюрпризов, леденцов полосатых, свободно любому возрасту. Даже нам, мелкоте, пачку "Мальборо" или "Море" выдавали без всяких вопросов. От пары затяжек тошнило, кружилась голова и больше не хотелось. Остальную пачку ныкали или отбирали старшие пацаны, как получится. Хватало не месяц-другой. Потом опять пробивало на беспредел, нычка превращалась к тому времени в труху, и приходилось идти за новой пачкой.
Про вкладыши от жвачек "Турбо", "Дональд", "Лав Из" я уже и не говорю. Эта эпидемия захватила по-моему всех школьников того времени. Ну младшего возраста точно.

Играли в них везде - на партах в школе, иногда и на уроках... На лестнице на переменах, на подоконниках, на асфальте... Тренировались дома, завидовали вкладышным олигархам и разглядывали чудесные машинки, которых никогда не видели вживую. Честно говоря, захвачен эпидемией был и я, но особого значения не придавал. Хотя когда проигрывал - расстраивался, выигрывал - торжествовал. Все по правилам.
Отдельное развлечение у нас было - костры. О, сколько было сломано копий родителями о мою голову на тему вывести этот незабываемый запах костра из одежды ))))
А недалеко от дома, между домом и школой, была у нас оставшаяся от строительства района огромный песчаный холм высотой этажа до четвертого. Был он и по окружности немаленький, потому зимой из него получалась мегазачотная горка с нереальным количеством спусков разной крутизны и опасности, а подниматься на него зимой было отдельным приключением с санками в обледенелых варежках.
Летом же холм превращался в плацдарм для "Царя горы", рытья окопов с последующей войнушкой и всяческих песчаных игр, число коим - легион. Сколько там сгинуло машинок, лопаток, формочек и прочей хрени, которая хоть как-то могла использоваться в играх...
Время шло, мы росли. Игры приобретали все более взрослые детали. Костры мы жгли уже не просто так, а с целью. Летом - испечь картошки, притащенной из дома. Зимой - испечь чью-нибудь варежку и дать экспертное заключение "выпорют-не выпорют" хозяина ее за результат )
Аккордеон нравился все меньше, а теннис все больше. На тренировки иногда со мной ходил папа. Купил ракетку и себе (его Wilson до сих пор висит где-то в сарае в Липецке), стучал потихоньку в стороне от нас, а потом, в свободный день, мы с ним ходили на корт и играли, набивая практику. Мою. В итоге играл я очень даже неплохо. Лет так в 10 тренер уже сулил мне неплохие перспективы в юниорах. И это в школьной секции тенниса. Я вдохновлялся, да.
А потом я попал к бате на работу. В Министерство Легкой Промышленности Латвийской ССР. Это было ощущения перемещения в какую-то параллельную вселенную. В кабинетах стояла не обычная для государственных учерждений того времени СССР (как я это потом уже, в более взрослом возрасте, узнал) мебель, пахло вкусным кофе. Но самое главное - там было вот это:

IBM 386. С 5 дюймовыми дискетами! Но даже и это не определяет всей картины - самое главное, что было на этих дискетах! Принц Персии, какая-то стрелялка типа Контрстрайк, тетрис и самые хиты для меня:


Перестройка и Формула-1. Ради этого я стремился к бате на работу по любому поводу. Правда, батя был справедлив и прогуливать школу не разрешал. А вот на каникулах... И, самое что интересно, коллеги не были против моего присутствия. Благо компьютеров хватало на всех и много шума игрушки не производили.
Я бывал и у мамы на работе. В лаборатории, курировавшей хлебозаводы Латвийской ССР. Всякие там ГОСТы, качество продукции, нормы брака и вот это вот все.
Там с компьютерами было хуже, однако были такие замечательные штуки:

Соответственно, будучи уже человеком с опытом, и при отсутствии игр и всего такого, я находил себе занятие в виде писательства. Читал я всегда очень много, соответственно, мыслей в голове было немеряно и выкладывать их на бумагу, стуча клавишами, под звоночки абзацев, было самое милое дело. Сказки, рассказы, стихи... Получалось, конечно, очень наивно и несколько бессодержательно, но таким макаром я написал около десятка заметок и рассказов в газету "Пионерская правда"

Два или три из них реально опубликовали. Я невозможно гордился и писал, писал, писал всякую чушню ) Из меня мог получиться неплохой советский писатель по заданию партии )))
Кстати, про пионерию...
Естественно, с первого класса октябряцкие значки были маст хев. В третьем классе, в день рождения Ленина, все дела, актовый зал, торжественная музыка - нас принимают в пионеры! В принципе, вот такого прям чтобы совсем октябрятско-пионерского задора уже не было. Скорее, это была традиция по инерции. 1990 год. Видимо, в Прибалтике уже тогда менталитет был слишком далеко от партийного центра. То есть по всей этой коммунистической идеалогии всерьез убивались только те, кому это было положено по должности. Комсорги, партийные деятели и всякие пионервожатые. Обычные граждане, даже члены партии, относились ко всем движениям достаточно ровно и участвовали во всяких субботниках и демонстрациях скорее от души, чтобы пообщаться с другими людьми и привести окружающий мир в порядок.
Для нас, детей, это было вообще тихо и спокойно. Да, какие-то там "звездочки" и "звенья" были. Движухи были. Но их скорее организовывали учителя для того, чтобы сдружить классы, увидеть каждого.
И еще... Рига, точнее, ее центр, безумно красива. Я не сравниваю ее с другими городами. Я просто констатирую факт. Что Прага или Таллин красивее - не спорю. Но Рига тоже красивый город. Конечно, на окраинах есть еще советские спальники, есть и недизайнерское обычное многоэтажное жилье (вначале я запостил фотку нынешнего района, где я жил). Но когда попадаешь в Старую Ригу... Выключаешься из времени и просто путешествуешь по параллельной реальности...



Фото просто первые попавшиеся. Да, Старый Город не особо и большой. Но очень много сохранившихся старых зданий, Кошкин Дом, например

Ааааа, нет. Я сейчас увлекусь и буду пересказывать тысячи путешествий по Латвии и Риге с перечислением всех прелестей.

Я это все к чему... Я вырос фактически в другой стране. Где даже во времена СССР было многое по-другому. Люди, обстановка, сама жизнь. Да, был Советский Союз. Все люди братья. Мы ездили классом на две недели в Польшу, жили в польских семьях ровестников, ходили в польскую школу. Варшавы не помню почти совсем, хотя экскурсии и прочие развлекательные мероприятия были в избытке. Через месяц те ребята, у которых мы гостили, приехали на две недели к нам в Ригу. Тоже ходили в нашу школу, мы ездили во все места Латвии на экскурсии, они жили у нас в семьях. И никто не парился вообще - кто, откуда и зачем.
Да, у меня был еще один повод чувствовать себя не как все. Мой дед был на тот момент полковником КГБ. Очень справедливым и уважаемым человеком. Они с бабушкой, учительницей немецкого часто бывали в командировках в Германии. Дед обеспечивал безопасность наших торгпредств, бабушка была переводчиком. Дед был правильным КГБшником, идейным. Без заскоков репрессивных, скорее, ближе к настоящему милицейскому порядку. Отказался от трехкомнатных хором в сталинском доме в Липецке, ибо был уже дом. Из Германии не гонял контейнеры со всяким разным скарбом, но нужные вещии возил. Типа магнитофонов, одежды, вкусняшек. Это было тоже своего рода прикосновение к тому миру, который мы изредка видели только по телевизору.

И вот сейчас, вспоминая торжественную линейку, повязанные пионерские галстуки... А потом через две недели или месяц оказалось, что можно их уже и не носить. С младших исчезли октябрятские звездочки, мы начали носить обычную одежду - джинсы, рубашки, туфли-кроссовки... В магазинах начало появляться все больше нового и интересного. Настал день, когда батя принес домой две красивые коробки с иностранными надписями. Это было накануне Нового, 1991, Года. В одной коробке оказался видеомагнитофон Sharp, а в другой - игровая приставка Micro Genius (аналог появившихся позже в России "Денди"). Мы уже вовсю смотрели по кабельному телевидению Терминатора, Чака Норриса и прочие голливудские шедевры. Я засматривался Томом и Джерри, Луни Тюнз и прочими мультами. С появлением видика и приставки жизнь стала вообще другой. Тот мир, о котором имелось весьма смутное и отрывистое представление открылся во всей своей красе...

А потом наступил 1992 год. После развала Союза внутри Латвии происходили совершенно непонятные движения. Я-то был вне этого. Лично моя жизнь на тот момент вообще никак не поменялась. К худшему, в смысле. А вот к лучшему - вполне. Родителей, как работников министерских отделов, поставили в первые ряды на гражданство, нужно только было сдать язык. Я проходил прицепом, да и латышский в школе учил и знал неплохо.
Но маман вдруг встала на дыбы и почему-то решила, что ее мама (моя бабушка) в Липецке никак не сможет без нашей помощи после смерти деда (того самого полковника КГБ) и мы не сможем по необходимости ездить к ней, потому что не было четкого понимания, что будет с поездками в Россию. И как батя ни сопротивлялся, она буквально заставила его переехать в Липецк. Потом уже, после развода родителей, мы с отцом говорили очень долго на эту тему. Мне было уже 20 лет, я только вернулся из Чечни и как никогда меня интересовало, что же тогда произошло, что мы, бросив все, отдав квартиру за копейки буквально, приехали в ноября 1992 года в глухую российскую провинцию из европейского города. Фактически в никуда. Без понятия о том, где будут работать родители, где буду учиться я... И тем ноябрьским днем, подъезжая к небольшому бабушкиному дому на окраине Липецка, я каким-то седьмым даже чувством понял, что какую-то часть меня просто у меня забрали навсегда.
А через две недели, когда я пришел в школу номер 41, то долго пытался понять, почему на стенах висят портреты Ленина, пионеров и комсомольцев и всякие лозунги советского прошлого, которые я видел только в кино про пионеров-героев. А когда меня выдрала хамоватая старшая пионерка школы за отсутствие пионерского галстука и буквально за ухо отащила меня к себе в каморку, где быстро и небрежно, с неприкрытым возмущением, под роспись повязала мне галстук из школьных запасов, я реально почувствовал, что не видел я в жизни своей настоящего Советского Союза и мне неимоверно повезло.
В конце года на летней практике я переебал какому-то школьному гопнику черенком лопаты по голове, уложив его в больницу на месяц за то, что он разбил мне очки и решительно поставил родителям ультиматум, что мне нужна нормальная школа, а не этот зверинец. Школу нашли в центре, лицей 44, где я благополучно и доучился положенное. И даже набрался массы позитива. И приобрел много друзей. А в это время мои родители пытались выжить в условиях лихих провинциальных 90х. Отец с высшим образованием и опытом работы инженера-механика в министерстве легкой промышленности никому не нужен был и даром, мама - технолог хлебопекарного производства тоже с огромным опытом, со своими ГОСТами тоже не приходилась ни к одному двору. В итоге батя работал слесарем на НЛМК, а мама - продавцом тканей.

И в итоге я регулярно задаю себе вопрос, на который не нахожу ответа: почему в нашей стране нельзя было сделать сразу все по-человечески? Мало того, по прошествии стольких лет регулярно торчат отовсюду уши совка и никого это особо не волнует. Идут годы, меняются поколения, а "большинство" так и остается в пионерских галстуках и на работе от звонка до звонка, живя по принципу "все вокруг колхозное, все вокруг мое". И несмотря на смену лет, глядя в телевизор, на кадрах из Государственной Думы видишь все те же лица все тех же людей, которые в 1991 году обещали вывести страну на лидирующие позиции в мире, наколдовать экономическое чудо и "вот теперь заживем"!!! И если они не смогли этого сделать за 25 лет, почему они уверены в том, что они смогут это сделать еще за сколько-то там?
Обидно просто. Обидно за то, что в свое время уехал оттуда, где было хорошо и правильно. А еще обиднее за то, что вот только найдешь сейчас что-нибудь хорошее и правильное, порадуешься... И тут же тебя макают лицом в говно каким-нибудь выражением политика или решением власти, которое вообще ни в какую логику не лезет.
Извините за многобукафф... Накипело.
Tags: размышлизмы
Subscribe
promo ixtrem april 10, 2016 12:01 43
Buy for 50 tokens
Люксовые бренды, такие роскошные и желанные, могут оказаться такими же мимолетно проходящими, как и богатства, позволяющие покупать их. В автомобильном мире тоже существуют такие случаи, когда когда-то желанные и статусные автомобили сегодня перешли в разряд воспоминаний и коллекционных…
  • Post a new comment

    Error

    default userpic
    When you submit the form an invisible reCAPTCHA check will be performed.
    You must follow the Privacy Policy and Google Terms of use.
  • 4 comments